Рецензии на альбом Porcupine Tree "Closure / Continuation" в журналах Classic Rock и Prog

Рецензия в журнале Classic Rock

Надолго отсроченный одиннадцатый альбом «свадебных генералов» прогрессив-рока

Прошло двенадцать лет с того момента, как Porcupine Tree распрощались со всеми самым элегантным способом из всех возможных – аншлаговым выступлением в Лондонском Королевском Альберт-холле. Когда они оставили нас, многие люди грезили о воображаемом мрачном будущем; когда они наконец вернулись – мы уже живем в таком будущем. Итак, возьмем этот прекрасный альбом и позволим ему раскрыться в семи грандиозных треках — вот момент постижения дзена, успокаивающий бальзам, который не помешал бы всем нам прямо сейчас.

Они работали над песнями в течение десяти лет, параллельно с этим фронтмен Стивен Уилсон наслаждался успехом своей сольной карьеры, а барабанщик Гэвин Харрисон увяз в другой своей группе - King Crimson. И это заметно. Без давления сроков сдачи альбома, они смогли уделить время себе, чтобы отдать самим себе должное, и предоставили песням пространство для развития, способности удивлять, раскрытия в неспешном темпе. Это означает, что альбом звучит как меняющее форму единое целое, и звучит великолепно. А каждый трек является самодостаточным произведением искусства – а это важнейшее качество в эпоху стриминга.

Некоторые из песен растягиваются по хронометражу далеко за восьмиминутную отметку, и каждая секунда каждой из них занимает свое место, являясь неотъемлемым компонентом общей картины. Это именно то внимание к деталям, которое ожидаешь от музыкантов такого уровня.

Фанковая басовая партия предвещает возвращение PT на открывающем альбом треке Harridan, которая роскошно сменяется спейс-роковыми клавишными, чтобы пронести нас через воображаемую галактику, в конечном итоге приводя к сладко-скорбному, хрупкому акустическому финалу.

Психоделический водоворот Of The New Day сменяется мрачно-футуристическим Rats Return - жестоким уничтожением тиранов и злодеев, подкрепленным сложными тактовыми размерами (завлекаловка для прогеров), отрывистыми риффами и нервными мелодиями.

Между тем Dignity — это история об аутсайдере, которая выступает как нечто вроде гимна Pink Floyd: до боле красивая гитара, играющая в этом треке, доводит до полной эйфории. Это восьми-с-лишним-минутная рок-опера исключительной красоты, и не стало бы большим сюрпризом, если какой-нибудь особенно талантливый фанат в какой-то момент интерпретировал бы ее для театральной сцены.

Кто знает, не является ли это признаком последующих в будущем новых альбомов. Сами участники группы почти наверняка еще не разобрались в этом. Но как камбэк и как самодостаточная работа Closure / Continuation — это элегантное и совершенное сокровище от экспертов в своей области. Это именно то, о чем поклонники Porcupine Tree питали надежду на протяжении всех этих лет, а потом еще на что-то.

8 из 10

Эмма Джонстон

Рецензия в журнале Prog

В параллельной вселенной тур Стивена Уилсона в поддержку альбома из британского топ-5 The Future Bites состоялся, как и планировалось, и его плодотворная сольная карьера продолжилась в соответствии со сценарием, в котором не было нового альбома Porcupine Tree. Эта группа якобы закрыла лавочку в 2010 году после тура с их десятым по счету альбомом The Incident.

Но оказывается, что Уилсон, архи-синтетический текстуралист Ричард Барбиери и барабанщик Гэвин Харрисон (но, что примечательно, не оригинальный басист Колин Эдвин) в последующие годы потихоньку сочиняли новую музыку. Когда разразилась пандемия и сценарий пришлось переписывать, появилось окно для долгожданного завершения одиннадцатого студийного альбома Porcupine Tree.

При участии трех таких ярких, находящихся в постоянном поиске артистов, альбом Closure / Continuation никогда не станет повторением Deadwing или In Absentia. Музыкальная ДНК, лежащая в основе этих классических альбомов PT, конечно, присутствует, но также здесь есть обновленное чувство утонченности, постигнутое всеми тремя за этот интервал времени. Жанрово изменчивый бэк-каталог Уилсона говорит сам за себя, как и изящные, вдумчивые сольные альбомы Барбиери; Харрисон же преуспел в возрожденных King Crimson. Весь этот опыт присутствует здесь в творческом миксе, и, что очень важно, трио (на этом альбоме) сочинило в соавторстве больше, чем когда-либо прежде.

Открывающий трек Harridan яркий тому пример. Жесткий бас выводит основной ритм песни, грув в 5/4, в котором Харрисон просто бесподобен, а затем что называется забивает гвозди; появляются призрачные аккорды электрического пианино и Барбиери добавляет завитки мрачной атмосферы. Уилсон в страстной форме крещендо («You can only save yourself») и мощном рефрене («When we bite the dust, we will hide our cuts from the world»).

Легкое затишье и последующий за ним металлический рифф — это чистый PT, но более экспериментальные пассажи явно заходят на территорию альбома Уилсона The Raven That Refused To Sing (and other stories). Приближаясь к загадочному финальному аккорду, Harridan – это приключение в звуке, и Porcupine Tree те же, но другие.

Прекрасная, хрупкая баллада Of The New Day — это поигрывание мускулами Lazarus / Trains. На фоне едва заметных смен ритма Харрисона традиционная последовательность аккордов оживляется несколькими дерзкими тональными вариациями. Снова (и это важно) Уилсон поет прекрасным, утешающим голосом («Breathe the autumn, shame to be down in the thrall of the new day»), а затем мы совершаем скрипучую петлю через множество разных тональностей и тактовых размеров, прежде чем вернуться к комфортному стихотворному размеру.

«Dignity» Барбиери и Уилсона — это мастерский, вызывающий в памяти особенные чувства персонаж / рассказ. Звуки игры детей на школьном дворе отдаются эхом, появляется дребезжащий рифф, а затем под бренчащую акустическую гитару возникает эта сцена: «Lost boy with the shreds of your shoes on your feet, and the schoolgirls called you a freak». Несколько обжигающих аккордов, ретро-синтезаторы и лирическая гитара работают над вдохновенной пьесой, наполненной пафосом одиночества.

А к интеллекту (альбома) прилагается немного мускулатуры в стиле King Crimson. Острый металлический рифф и неявные отсылки к «Марсу, вестнику войны» Холста (речь о симфонической сюите Густава Т. Холста «Планеты», написанной в 1914—1916 г.г., каждая часть сюиты названа в честь одной из планет Солнечной Системы с соответствующим ей, по мнению композитора, астрологическим характером – прим. stupidmax), песня Rats Return - это провидческий взгляд на духовное обнищание тиранов и поджигателей войны. Они называют имена – «Чингисхан, Пиночет, Мао Цзэдун, Ким Ир Сен» - и, учитывая текущие события, в этом году на видео-инсталляциях в концертном туре группы обязательно появится еще одно лицо. Скрипучий прог-блюзовый ритм Herd Culling схож с ритмом песни The Blind House из альбома The Incident. К плотным гитаре и барабанам присоединяются шипучие электронные удары, прежде чем все становится рок-н-рольным (но никогда не прог-металлическим). Фальцет Уилсона, гармонии, хриплый вокал и неистовое соло на электрогитаре создают драматическую картину. Сочиненная всеми участниками, эта песня прекрасно сбалансирована и странным образом навязчива. Как и следовало ожидать, качество звука на этой пластинке поразительное.

И «Дерево» не было бы «Деревом» без некоторой доли страдания и отчуждения. Walk The Plank поставляется с мрачными клавишными, мрачным басовым хуком, жуткими, - в стиле фильма «Психо», - возрастающими струнами и вызывающими клаустрофобию текстами: «This ship is now underwater and the rats will never find their way back again/And my span it gets shorter, And I don't appear to fit my skin anymore».

Закрывающий альбом трек Chimera's Wreck начинается великолепным арпеджио акустической гитары, отчасти похожей на Джона Карпентера, отчасти на «Hey You» Pink Floyd. «A coat of arms is all we are», - сокрушается Уилсон, - «The slow decay, a dying star, a sinkhole for the crawling of the hours» (Твое здоровье, Стив). Вычищенный, абсолютно сухой малый барабан Харрисона задает ритм, Барбиери добавляет кинематографическую нотку к дерзкому, фолковому, а позже и по-Iron-Maiden-овски тяжелому настроению в мелодии, которая, несомненно, поставит все галочки для самых преданных фанатов PT.

Сейчас их стало больше. Репутация и аудитория Porcupine Tree разрослись в их отсутствие. Является ли Closure / Continuation последним «виват!», или началом новой эры, еще предстоит выяснить, но в любом случае, трое оставшихся участников проявили весь свой музыкальный талант и записали еще один исключительный альбом.

Грант Мун